Общество

Как живут в индийских трущобах?

Индийские трущобы - едва ли не визитная карточка страны. Туристам посещать эти кварталы категорически не рекомендуется. Это небезопасно. И все же наш корреспондент, вооружившись фотокамерой, отправился исследовать трущобы столицы Индии — города Нью-Дели.
Как живут в индийских трущобах? Фото: Фото автора

В любой большой индийской агломерации трущобы занимают площади, исчисляемые гектарами. Их жители самые беднейшие слои населения. Сколько бы в вас не было природной смелости и уверенности в своих силах, отправляться изучать трущобы в одиночку опасно. Для вашего имущества и даже здоровья. Здесь нужен проводник. Найти его нетрудно. Возле главных достопримечательностей города среди продавцов нелегальных товаров и сувениров найдётся тот, кто по сходной цене сопроводит вас в трущобы город в городе. Неискушенных туристов могут легко обмануть, представив какой-нибудь квартал «под снос» как те самые трущобы.

Фото автора

Точку назначения мы сформулировали максимально ясно — район Катхпутли. Это и есть трущобы Нью-Дели, занимающие порядка 7 гектаров в черте индийской столицы. По разным оценкам, здесь проживают от 35 до 70 тысяч человек. В основном это выходцы из северных штатов Индии. Всё население разбито на общины, самая крупная из которых мусульманская. Во главе каждой общины есть свой лидер. Примечательно, что здесь даже есть община воров-карманников. Своих они, конечно, не трогают. Промышляют в туристических районах города. Их жертвами становятся и беззаботные туристы, решившие, что трущобы очередная достопримечательность.

Проводник стал нас своего рода охранным ордером. От центра города мы добирались до района Катхпутли на велоришке, который оставил нас возле непримечательного переулка. Однако едва мы прошли по нему сотню метров, как оказались среди шумной толпы, потоком движущейся в разных направлениях.

Фото автора

Через минуту мы нырнули в узкий переулок с чередой дверей. Это уже был жилой массив трущоб. Чтобы разминуться двум встречным людям на этой улочке, им нужно прижиматься к стенам. Так мы и шли. Метров через 50 Санджай так звали нашего провожатого распахнул одну из многочисленных дверей. «Добро пожаловать ко мне домой», сказал он на ломаном английском. Это было его жилище.

Фото автора

Жилище больше всего напоминало подсобку. Однако в ней и жила семья Санджая. На площади примерно в два квадратных метрах ютились он, жена и грудной ребёнок. Из мебели ничего нет. Назвать сбитые доски с нехитрым матрасом кроватью сильное преувеличение. Сразу у входа на полу стояла плитка для приготовления пищи, а также набор всевозможной посуды. Перед импровизированной кроватью постелен коврик. И хотя хозяева настойчиво предлагали нам усесться на «кровать», мы предпочли разместиться на полу. Всё-таки на кровати спал маленький ребёнок. К чему беспокоить его сон?

Было ли внутри грязно? Нет, совсем нет. Бедно, но никакой грязи. Больше всего поразило то, что внутри не было ни раковины, ни туалета (это уже настоящая роскошь для индийских трущоб), зато был огромный по меркам комнаты телевизор. Напротив телевизора на стене был устроен индуистский иконостас с подношениями духам в виде нехитрых гирлянд и портретом почившего предка. Больше времени ушло на питие чая-масала, которым нас любезно угостили хозяева, чем на осмотр жилища. Теснота не заставит вас задержаться внутри. Несколько кадров на фотоаппарат, и можно уходить.

Фото автора

В город мы возвращались тем же путём. Несмотря на прохладный вечер, из каждого жилого уголка трущоб нас обдавало теплом домашнего очага после очередного дня местные обитатели готовили ужин, чтобы разделить его в кругу семьи и собратьев по судьбе. Они и есть главная ценность жителей индийских трущоб.

Автор: Александр Самышкин